Невозможно ответить на вопрос: «А что болит?»

Многодетной семье требуется материальная помощь

Проект

Невозможно ответить на вопрос: «А что болит?»

Собрали

174 672 ₽

Нужно

174 672 ₽

Идёт сбор средств
Уже собрано
174 672 ₽
Нужно всего
174 672 ₽

Есть болезни, которые стигматизированы в нашем обществе. Это значит, что люди негативно относятся к тем, кто от них страдает. Автоматически, так же негативно начинают относиться к членам семьи этих людей, самое большее на что они могут рассчитывать – жалость, чаще же сталкиваются с прямой агрессией и обвинениями. 

Кире 39 лет. Она родилась в любящей семье у заботливых родителей. Скромная девочка с хорошей фантазией. Кире снились странные сны, пугали необычные вещи, часто родители не понимали, о чем думает их крошка. Кира хорошо училась, никогда не грубила, много читала и росла настоящей красавицей. В переходный возраст началась тревога, необоснованные страхи, появились головные боли, от которых хотелось прятаться. 

1200_765 (1).jpg

Отличие душевной болезни от других недугов – невозможность ответить на вопрос: «А что болит?». Потому что болит душа. Человека разрывает от боли, страха, ужаса, и невозможности описать, что именно беспокоит. Большинство людей в самом начале психиатрической болезни начинают испытывать стыд, потому что понимают – если рассказать, что чувствуешь, получишь клеймо. 

Голоса. Они начинают звучать в голове, как гул вертолета. Одновременно пять-семь разных голосов, громкие крики, шепот, речитатив. Сначала невозможно разобрать слов. Голоса не останавливаются ни днем ни ночью. Единственное спасение – короткий беспокойный сон. Вокруг человека течет жизнь, все заняты своими делами, а у него внутри все взрывается от громких и нечетких выкриков. «Замолчите! Уходите!» Любой, даже самый дисциплинированный и рационально мыслящий человек начинает отвечать голосам в голове. Потому что только включаясь во взаимодействие с собственным разумом становится легче. 

После неясного шума голоса начинаются разделяться, и уже можно разобрать слова. Они ругают и оскорбляют, они унижают и запугивают. Человек не может есть, смотреть фильмы, слушать музыку, говорить с близкими. Пытается изо всех сил, чтобы снова стать «нормальным», но не выходит. Голоса комментируют все происходящее вокруг, насмехаются и ругают. 

1200_765.jpg

Родители Киры обратились к врачам. Психиатрическая помощь в нашей стране носит карательный характер. Личность пациента, который временно не осознает действительность и пребывает в смятении, перестает интересовать врачей. Человека пытаются изолировать и успокоить, от этого начинается агрессия, потому что это очень страшно, когда чужие люди в незнакомом пространстве делают с тобой что хотят. 

После первой госпитализации жизнь семьи Зенгер изменилась. Ремиссия - симптомы - больница. Можно было забыть об учебе, началась изоляция от всего мира. Друзья и знакомые не готовы были поддерживать и понимать. А лучше Кире не становилось. Лекарства только приглушали ужас. Нужно было учиться жить с болезнью. 

Взросление принесло иллюзию облегчения, Кира встретила молодого человека, начался роман. Друг за другом родились дети, Ольга и Макс. Но стресс на организм был слишком велик и бессонные ночи с малышами привели к слуховым и зрительным галлюцинациям, а позже к потери связи с реальностью. Муж сразу же ушел, его родственники помогать отказались. Родители Киры остались одни уже с тремя, по сути, детьми. 

Двое малышей требуют внимания, сил и немалого вложения средств. Чтобы дети не чувствовали, что их воспитывает бабушка и дедушка, важно было постоянно особенно внимательно следить за здоровьем Киры, ее душевным состоянием. Дома постоянно кто-то находился. Кира справлялась, дети наполнили ее жизнь смыслом и постоянством. Когда Ольге было 10 лет, а ее брату 9, Кира с родителями приняли решение отправить ребят в Москву в пансион. Обеспечить детей образованием и всем необходимым в родном городе было слишком сложно. К тому же у Киры родился еще один ребенок, девочка Машенька.

1200_765 (2).jpg

Пенсия по инвалидности, пенсия по старости, алименты в 5000 рублей – это все средства, на которые существует семья Зенгер. Кира неопасна для своих детей, но нести за них полную ответственность не может и знает об этом. Ольге уже 16 лет, Марку 15. Кира с папой сами обратились в наш фонд, вера в Б-га, следование традициям очень помогли Кире сделать свою жизнь организованнее и спокойнее. На данный момент главный человек, для которого семье хочется самого лучшего – маленькая Маша. С оплатой лекарств мамы, элементарной одежды, коммунальных платежей, денег не остается не то что на игрушки и развивающие занятия девочке, а порой на еду. 

Кира просит оказать поддержку их маленькой семье и присылать 15 тысяч в месяц. Скрупулезно составленная смета с перечнем самого необходимого, где нет ничего лишнего, дополняла ее просьбу, написанную аккуратным и красивым почерком.  

Мы обращаемся к вам, наши друзья, с надеждой, что вы не будете осуждать и захотите помочь. Ни один человек не будет рассказывать настолько личные о себе вещи, если не окажется в отчаянной ситуации. Именно сейчас им нужна наша помощь, и кроме нас, нет в целом мире никого, кому есть дело до маленькой еврейской семьи, живущей в Омске. 

Мы хотим дать уверенность в завтрашнем дне для маленькой Маши, ее дедушки и мамы на один год, для этого нужно собрать 174 тысячи рублей. Целый год! Спасибо каждому из вас, кто не останется равнодушным.


Имена героев этой истории изменены.

Сбор завершен

Сбор открыт:

Сбор завершен:

Сумма собрана:

174 672 ₽

У нас получилось

Всем спасибо!

Помочь другим проектам