Твердо встать на ноги

Срочная реабилитация необходима 40-летней женщине

Проект

Твердо встать на ноги

Собрали

218 966 ₽

Нужно

579 600 ₽

Идёт сбор средств
Уже собрано
218 966 ₽
Нужно всего
579 600 ₽

Анна родилась в Москве, воспитывалась в скромной семье, любимая дочка, папа работал на стройке, мама в торговле. После 9-го класса пошла учиться в  медицинский колледж, закончила его и вместо института, который было решено отложить на несколько лет, вышла замуж, сосватали, говорили хороший парень. Ане было 18 лет. 

1.png

«Тимур был старше на 6 лет, я его любила, слушала, меня так воспитывали, мама с папой уважали и уважают друг друга, я думала, что вот сейчас все наладится. Он меня убеждал, что я все делаю не так, а я верила. Не те продукты покупаю, не так их готовлю. Одеваюсь хуже, чем другие жены, говорю глупости. Я постоянно думала о том, как сделать так, чтобы он был доволен, чтобы угодить. Я была совсем еще девочка, плакала, а его мои слезы раздражали. Я так боялась, что родители расстроятся из-за того, что у меня не выходит быть хорошей женой, поэтому я им совсем не жаловалась. Потом забеременела Эстер и на время он перестал так сильно меня обижать. Просто не обращал внимания. Было одиноко, просто страшно одиноко». 

2.png

Психологическое насилие перешло в физическое после рождения первого ребенка Анны, дочки Эстер. Со слов Анны, муж позволял себе толкнуть ее, бросить в нее тем, что подвернется под руку. «Вот лежит книга, ботинок, и он в меня кидает. А еще страшно стучал по столу, хлопал дверями, мог неожиданно закричать мне на ухо. Так сильно, что я подпрыгивала на месте. Его это веселило, он начинал хохотать. Я все время была с дочкой, мое счастье, надышаться не могла на нее. За столько месяцев мучений рядом со мной был человечек, который меня любил, которому я была нужна. Я впала в такое состояние апатии, полного безразличия по отношению к себе. Я совсем молодая была, молилась об одном, чтобы Тимур не тронул дочку. Мне даже в голову не приходило, что можно уйти от него. Я так жалею об этом, всю свою молодость я прожила в страхе и ненависти». 

3.pngС каждым годом становилось только хуже. «Мои родители уже понимали, что все плохо. Мама спрашивала прямо: «Только скажи, он тебя обижает? Он руку поднимал?». И я говорила, что нет. Муж убедил меня, что если я только пожалуюсь, если я хоть слово скажу о том, что он меня бьет или расскажу о том, как издевается, какими словами меня называет, то это будет самым большим позором в жизни моих родителей. И если это меня не испугает добавлял, что дочку я больше не увижу. «Откроешь свой поганый рот – говори «пока-пока, Эстер, мамочка уходит и не вернется». Одна мысль о том, что дочка останется с ним, а я не смогу ее защитить, меня парализовала. А без меня, без моих слов, заявлений, никто не мог ничего сделать». 

4.png

После рождения сына первое время было тихо. «Тимур хотел наследника, я была так счастлива, что родился мальчик. Я думала, что теперь все еще может поменяться. Мне не нужно было его раскаяние, я хотела только мира, чтобы не пинал меня, не запрещал в любой момент, когда ему вздумается, выходить на улицу. Спина, ноги, руки, я вся была в синяках. Но Миша чувствовал, что папа злой, он кричал, когда видел его, не хотел быть у него на руках, вырывался, смотрел на меня зареванными глазами и почти задыхался, так сильно плакал. Я не могла ничего с этим поделать и всю свою злость, по привычке, муж вымещал на мне. По лицу он меня не бил, тогда еще нет, подруг у меня не было, поэтому со стороны все выглядело нормально». 

В конце концов Анна призналась родителям во всем, за нее начала говорить дочка, Анна не смогла соврать маме, что ребенок говорит неправду. О примирении не могло быть и речи, и Анна, получив еврейский развод, сбежала с детьми в Израиль. 

5.png

«Это было начало новой счастливой жизни, без страха за себя и детей, без каждодневных унижений, насилия и боли. А потом бывший муж разыскал меня и детей. Он набросился и начал избивать, когда я вышла из квартиры, которую снимала. Я пыталась вырваться, кричала, звала на помощь. Он толкнул меня со всей силы с лестницы. Я потеряла сознание». 

Шесть переломов ног, открытый перелом лодыжки, оскольчатый перелом бедренной кости, открытый перелом верхней трети диафиза. «Я открыла глаза, рядом были дети, Миша плакал, Эстер повторяла: «Мамочка, все будет хорошо, мамочка». Я ничего не чувствовала, лицо было разбито, я не могла говорить. Жива, зато жива, все заживет и все, так думала». 

Но многочисленные операции не совершили чуда – Анна оказалась в инвалидном кресле. 

6.png

«Я прошла две реабилитации, там я чувствовала, что прогресс есть, что я могу, нужно только, чтобы мной занимались. Но в Израиле таких программ по страховке нет, там главное – спасти жизнь, а дальше уже личное дело каждого. Я полетела в Москву, там родители собрали все сбережения, я попала в центр «Преодоление» и спустя месяц смогла несколько минут стоять. Стоять! Сама! Спустя столько времени в кресле. Со мной каждый день занимались, столько специалистов, аппаратов, видов занятий. После курса я перестала плакать каждый день, потому что поняла, что я такая сильная, что все смогу. Только нужно еще немножко побороться». 

Мы открываем сбор на реабилитацию для Анны, потому что она заслужила свое счастье и свою свободу. Мы решились в это нелегкое время побороться вместе с ней, потому что верим, что ее сила духа, оптимизм и доброта, помогут многим твердо встать на ноги. В прямом и переносном смысле! 

7.png

Сумма сбора на курс реабилитации 579 600 рублей. Пожалуйста, поддержите нас, отправив любую комфортную для вас сумму. 


Имена героев истории изменены.



Помочь Анне
Выберите тип пожертвования

Иногда, чтобы помочь, достаточно нескольких кликов

При поддержке ФЕОР и главного раввина России Берла Лазара
Другие проекты